Антикварная площадка онлайн

Величественная бронза А. Морана

История фабрики
Изделия завода
Клейма фабрики Морана

История фабрики

Адольф Моран был французским подданным, которому было суждено создать собственное дело в России. В 1840-е годы он работал бронзовщиком на заводе известного фабриканта Ф. Шопена, но уже в 1849 году открыл собственную мастерскую. В 1850-е годы предприимчивый молодой человек, купец второй гильдии, объединился с купцами Э.И. Генке и К.Д. Плеске с целью расширения собственного производства.

Запись в справочной книге купцов Санкт-Петербурга на 1871 год
Запись в справочной книге купцов Санкт-Петербурга на 1871 год.

В 1857 году крупный гальванопластический завод художественной бронзы, основанный герцогом Лейхтенбергским в Санкт-Петербурге, после смерти владельца был распродан по частям. Гальванопластический цех купили названные выше купцы, назвав свою фабрику «Товарищество Генке, Плеске, Моран». Позднее единственным владельцем фабрики стал А. Моран, прославивший свое имя благодаря высокохудожественным изделиям из бронзы.

Так как предприятие герцога Лейхтенбергского было распродано вместе с землей, мастерскую обустроили возле устья Обводного канала, перенеся в нее все оборудование из бывшего цеха. Архитектор Ф. Пушель построил здесь целый комплекс зданий, из которого в дальнейшем вырос известный в России и за рубежом завод Морана. Новое предприятие продолжило работу по гальванопластике, выполняемую ранее на заводе герцога Лейхтенбергского, а также наладило выпуск бронзовых изделий.

Здание, в котором находилась фабрика Морана (наб. Обводного канала, 233). Санкт-Петербург. Фото 2014 г

Здание, в котором находилась фабрика Морана (наб. Обводного канала, 233). Санкт-Петербург. Фото 2014 г.

Полный энергии Моран вместе со своими русскими компаньонами подошел к делу с размахом. Уже через несколько лет с момента основания на заводе работало более трехсот человек, а само производство было максимально механизировано и организовано с применением самых передовых для того времени технологий. В процессе отливки была задействована паровая машина, что позволяло выпускать продукцию на сумму более 220 тыс. рублей серебром.

Так как в тот период успех бронзолитейного производства был напрямую связан с правительственными заказами, процветали только те фабрики, которые могли получить дорогостоящие заказы для украшения дворцов, храмов, парков. Фабрике Морана не только удалось получить такие заказы, но и успехом выполнить их, что и стало причиной процветания и популярности предприятия.

После долгих лет партнерства с Плеске и Генке Моран прекращает работу с ними и уже в 1870-е годы представляет изделия фабрики только под своим именем. В 1892 году Моран уехал к себе на родину во Францию, передав фабрику Сергею Генриховичу Гоне.

Еще в 1898 году в справочнике «Весь Санкт-Петербург» в категории бронзы и меди С.Г. Гоне числился владельцем завода, который он назвал «Моран А. и преемники». Однако позже, примерно год спустя, во владение заводом вступил его брат Г.А. Гоне. Завод поменял не только владельцев, но и адрес, переехав на Малую Болотную.

moran-3.JPG

В 1907 году фабрика вновь сменила владельца и перешла к профессиональному бронзовщику и управляющему заводом Э.П. Гакеру. Гакер руководил заводом вплоть до Великой русской революции.

Изделия завода

Правительственные заказы

Имея достаточный опыт в бронзолитейном производстве, Моран сумел в короткие сроки поставить завод на широкую ногу. Фабрика изготавливала роскошные люстры, фонтаны, часы и чернильницы, а также множество других художественных изделий из бронзы. Наиболее известными работами Товарищества были гигантские люстры для петербуржского Исаакиевского собора, двери для храма Христа Спасителя, бронзовые памятники русским царям и великолепные люстры для некоторых дворцов.

Так, одна из первых люстр для Эрмитажа, созданная в 1889 году, до сих пор освещает музей и является его достоянием, с которым обращаются очень бережно. Это люстра огромных размеров с множеством электрических ламп. В девятнадцатом веке такая конструкция позволила заменить больше дюжины люстр, а для ее ежегодной чистки и проверки требуется задействовать несколько человек. Декор люстры выполнен в стиле Людовика XVI.

Люстра из золоченой бронзы. Фабрика «Адольф Моран». 1889 г. moran-5.jpg
Люстра из золоченой бронзы. Фабрика «Адольф Моран». 1889 г.

Хотя Моран был подданным Франции, а позже был вынужден покинуть Россию, так и не получив российского гражданства, грандиозные бронзовые изделия он отливал по формам российских скульпторов. Это противоречило канонам существующей в тот период моды ориентироваться на западные образцы, но позволило задать национальное направление в монументальной скульптуре. За свои значительные работы Моран получил почетный титул поставщика бронзы для Императорского двора.

Люстры Гербового зала Зимнего дворца. Бронзовая фабрика А. Морана, 1900 г.
Люстры Гербового зала
Зимнего дворца.
Бронзовая фабрика А. Морана, 1900 г.

Бронза фабрики Морана сохранилась не только в государственных музеях и частных коллекциях, но и стала достоянием многих российских городов. Завод отлил порядка семидесяти памятников из сукрасной бронзы, которые в дальнейшем были размещены по всей России. Это памятник писателю Н.В. Гоголю в Москве, памятники композитору М.И. Глинке, мореплавателю И.Крузенштерну, императрице Екатерине II в Санкт-Петербурге, художнику И.К. Айвазовскому в Феодосии и многим другим известным российским деятелям.

Памятник М.И. Глинке. Отл. А. Моран. Санкт-Петербург, Александровский сад. 1899 г.

Памятник М.И. Глинке. Отл. А. Моран. Санкт-Петербург, Александровский сад. 1899 г.

Кабинетная бронза

Бронзой украшали не только дворцы, храмы и парковые комплексы, но и дома аристократов. С того момента, как у императорской семьи появились бронзовые светильники, мебель, зеркала, часы и прочие предметы, бронза превратилась в символ знатности и состоятельности. Постепенно она все более проникала в обыденную жизнь состоятельных людей.

В период 1880-1890-х годов на заводе Морана начали производить так называемую кабинетную или камерную бронзу, которая в тот период представляла значительный интерес для состоятельных горожан. Считалось очень модным и престижным обустроить рабочий кабинет бронзовыми часами, чернильницами, подсвечниками или затейливыми скульптурами. Такими же предметами интерьера украшали гостиные, библиотеки и иные комнаты, куда могли пригласить гостей.

Пепельница «Голова лошади». Скульптор Е.А. Лансере. Отливал А. Моран. 1862-1886 гг.
Пепельница «Голова лошади».
Скульптор Е.А. Лансере.
Отливал А. Моран.
1862-1886 гг.

На фабрике не только внедряли новейшие технологии, но и сделали ставку на оригинальность работ. В то время как большинство фабрикантов, работающих с кабинетной бронзой, серебром, золотом, фарфором и другими материалами, ориентировались на западные образцы, Моран сделал ставку на самобытные работы русских художников. Этот шаг оказался весьма удачным и принес заводу славу далеко за границами Санкт-Петербурга. Современники писали о фабриканте, что самым дорогим в его изделиях является оригинальность, самобытность работ, созданных по эскизам и моделям русских художников.

«Вол». Скульптор А.Л. Обер. Отлита на фабрике А. Морана. 1878 г.
«Вол». Скульптор А.Л. Обер. Отлита на фабрике А. Морана. 1878 г.

Тему русского реализма развивали многие скульпторы этого периода. Ее появление в изделиях бронзолитейной промышленности связано также с закрытием в 1860 году литейного дома, принадлежащего петербуржской Академии художеств. Если до того времени господствовал классический стиль, характерный для европейских бронзолитейных школ, то теперь мастера стали работать на частных фабриках и смогли ваять на ту тему, которая им была действительно интересна. В работах талантливых скульпторов Е.А. Лансере, А.Л. Обера, Н.И. Либериха, РР. Баха и многих других русских мастеров появились самобытные сцены из жизни простых людей, военных, животных.

«Курящий черкес». Е.А. Лансере. Завод А. Морана. 1870 г.
«Курящий черкес». Е.А. Лансере.
Завод А. Морана. 1870 г.

Моран, наряду с такими известными фабрикантами, как Шопен, Верфель или Штанге, также сотрудничал с именитыми скульпторами, отливая по их моделям работы. Камерная пластика по работам русских скульпторов составляла львиную долю продукции завода. Помимо анимализма и жанровых сцен в кабинетной скульптуре, отлитой на заводе Морана, представлены изображения известных представителей российской культуры. Среди них были уменьшенные копии монументальных памятников, высота которых достигала почти одного метра.

Также была довольно популярной военно-историческая тематика, сцены охоты. Полководцев, правителей или охотников неизменно изображали на конях чаще всего в каком-либо событии. Так, царский охотник при правлении царя Ивана Грозного представлен сильным, ловким, скачущим верхом на резвом коне.

«Царский охотник времен Ивана Грозного». Форма Е.А. Лансере. Литье А. Морана. 1879 г.
«Царский охотник
времен Ивана Грозного».
Форма Е.А. Лансере.
Литье А. Морана.
1879 г.

Аналогичным образом князь Святослав предстает перед зрителем в тот момент, когда отправляет свое войско на бой. По описаниям «Повести временных лет», Святослав был храбрым воином, быстрым, словно барс, в походах был неприхотлив, возов с собой не возил, ел простую еду, спал без шатра. Таким его и запечатлел Лансере в своей характерной манере детализирования скульптуры.

Скульптура князя Святослава. По модели Е.А. Лансере. Отливка на заводе А. Морана. 1886 г.
Скульптура князя Святослава.
По модели Е.А. Лансере.
Отливка на заводе А. Морана.
1886 г.

Работа «Святослав на пути к Царьграду» является своеобразным завещанием величайшего скульптора миру искусства, его последней работой, которую он успел выполнить до ухода из жизни. В ней он выразил все свое отношение к русскому характеру, духу русского человека. Скульптура является одной из лучших работа Лансере и потому отливалась на многих фабриках, включая завод Морана.

Производство кабинетной бронзы известных мастеров не было дешевым удовольствием, так как только самому скульптору нужно было заплатить приличную по тем временам сумму. Так, за многофигурную форму, отлитую знаменитым Е.А. Лансере, литейщику приходилось платить по пятьсот-шестьсот рублей. Для сравнения: изготовление звезды ордена Александра Невского с бриллиантами обходилось в три тысячи рублей. Кабинетная бронза не могла сама по себе обеспечивать значительный расцвет производства, поэтому заводам приходилось расширять виды деятельности и ассортимент. В частности, фабрика Морана выпускала гальванопластическую продукцию, изделия из мельхиора и других материалов.

В настоящее время кабинетная скульптура, отлитая на заводе Морана, является точно таким же показателем вкуса, престижа и достатка, как и в 19 веке. Стоимость различных бронзовых скульптур сегодня оценивается десятками и сотнями тысяч долларов, но истинные ценители антиквариата готовы заплатить такие суммы, чтобы окружить себя лучшими образцами мировой культуры.

«Ловля дикой лошади». Е.А. Лансере. Отливка завода А. Морана. Санкт-Петербург. Начало 1890-х гг.
«Ловля дикой лошади». Е.А. Лансере. Отливка завода А. Морана. Санкт-Петербург. Начало 1890-х гг.

Клейма фабрики Морана

В клеймах фабрики Адольфа Морана обычно значится фамилия самого владельца. Поскольку на фабриканта работало много известных скульпторов, на бронзе фамилию автора работы ставили рядом с фамилией Морана. Это могло быть краткое «А. Моран» или более длинные варианты: «Отл. зав. А. Моранъ пр.» или «Отл. зав. А Моранъ».

moran-14.JPGmoran-16.JPG

moran-15.JPG

В некоторых клеймах встречается аббревиатура Санкт-Петербурга: «А. Моранъ пр. СПБ.». Все надписи делали вручную, поэтому они полностью зависели от почерка автора. Иногда это были печатные буквы, а порой и аккуратно выведенные рукописные.

moran-17.JPG

Поскольку фамилия Морана на французском языке писалась как Morand, в клеймах встречаются вариации на эту тему. Например, на скульптуре «Вол», выполненной А.Л. Обером, рядом с надписью автора формы стоит клеймо морановского завода: «А. Моранд СПб.» с характерной буквой «д». Также встречается и написание «Мурандъ».

moran-18.JPG

Свежие записи

Участь Фердинанда Барбедьена могла быть точно такой же, как и у миллионов других бедняков, вынужденных всю жизнь тяжело работать за кусок хлеба. Однако талантливого и энергичного молодого человека ждала совсем другая судьба

Когда Феликс Шопен получил от отца бронзолитейную мастерскую, она уже являлась одной из крупнейших в Санкт-Петербурге. Почти столетняя история предприятия связана с тремя именами: Герена, Шопена и Берто

Николай Иванович Либерих представляет собой достаточно заметную фигуру в истории русского искусства, повлиявшую своим творчеством на деятельность российских мастеров 19 века. Многие скульпторы этого периода, работающие в военной, этнографической и анималистической тематиках, во многом равнялись на Либериха

Вы владелец антикварного салона?

Откройте свой магазин на антикварной площадке онлайн

Мы используем технологию cookies чтобы сделать наш сайт лучше и удобнее. Понятно